PCEtLVN0aWNreSBMZWZ0LS0+DQoNCjxzdHlsZSA+DQouZXhhbXBsZV9yZXNwb25zaXZlXzQgeyB3aWR0aDogMTYwcHg7IGhlaWdodDogNjAwcHg7IHBvc2l0aW9uOmZpeGVkOyBsZWZ0OjA7IH0NCkBtZWRpYShtaW4td2lkdGg6IDEzNDBweCkgeyAuZXhhbXBsZV9yZXNwb25zaXZlXzQgeyB3aWR0aDogMTYwcHg7IGhlaWdodDogNjAwcHg7ICBwb3NpdGlvbjpmaXhlZDsgbGVmdDowO319DQpAbWVkaWEobWluLXdpZHRoOiAxNTAwcHgpIHsgLmV4YW1wbGVfcmVzcG9uc2l2ZV80IHsgd2lkdGg6IDI0MHB4OyBoZWlnaHQ6IDYwMHB4OyAgcG9zaXRpb246Zml4ZWQ7IGxlZnQ6MDt9fQ0KQG1lZGlhKG1pbi13aWR0aDogMTYyMHB4KSB7IC5leGFtcGxlX3Jlc3BvbnNpdmVfNCB7IHdpZHRoOiAzMDBweDsgaGVpZ2h0OiA2MDBweDsgIHBvc2l0aW9uOmZpeGVkOyBsZWZ0OjA7fX0NCjwvc3R5bGU+DQoNCjxzY3JpcHQgYXN5bmMgc3JjPSIvL3BhZ2VhZDIuZ29vZ2xlc3luZGljYXRpb24uY29tL3BhZ2VhZC9qcy9hZHNieWdvb2dsZS5qcyI+PC9zY3JpcHQ+DQo8IS0tIGV4YW1wbGVfcmVzcG9uc2l2ZV8zIC0tPg0KDQo8aW5zIGNsYXNzPSJhZHNieWdvb2dsZSBleGFtcGxlX3Jlc3BvbnNpdmVfNCINCiAgICAgc3R5bGU9ImRpc3BsYXk6aW5saW5lLWJsb2NrIg0KICAgICBkYXRhLWFkLWNsaWVudD0iY2EtcHViLTIwNzA4OTAyNTYzMzc3NjUiDQogICAgIGRhdGEtYWQtc2xvdD0iMzkxODM2OTIwMyI+PC9pbnM+DQo8c2NyaXB0Pg0KKGFkc2J5Z29vZ2xlID0gd2luZG93LmFkc2J5Z29vZ2xlfHwgW10pLnB1c2goe30pOw0KPC9zY3JpcHQ+PCEtLVN0aWNreSBSaWdodC0tPg0KDQoNCjxzdHlsZSA+DQouZXhhbXBsZV9yZXNwb25zaXZlXzIgeyB3aWR0aDogMTYwcHg7IGhlaWdodDogNjAwcHg7IHBvc2l0aW9uOmZpeGVkOyByaWdodDowOyB9DQpAbWVkaWEobWluLXdpZHRoOiAxMzQwcHgpIHsgLmV4YW1wbGVfcmVzcG9uc2l2ZV8yIHsgd2lkdGg6IDE2MHB4OyBoZWlnaHQ6IDYwMHB4OyAgcG9zaXRpb246Zml4ZWQ7IHJpZ2h0OjA7fX0NCkBtZWRpYShtaW4td2lkdGg6IDE1MDBweCkgeyAuZXhhbXBsZV9yZXNwb25zaXZlXzIgeyB3aWR0aDogMjQwcHg7IGhlaWdodDogNjAwcHg7ICBwb3NpdGlvbjpmaXhlZDsgcmlnaHQ6MDt9fQ0KQG1lZGlhKG1pbi13aWR0aDogMTYyMHB4KSB7IC5leGFtcGxlX3Jlc3BvbnNpdmVfMiB7IHdpZHRoOiAzMDBweDsgaGVpZ2h0OiA2MDBweDsgIHBvc2l0aW9uOmZpeGVkOyByaWdodDowO319DQo8L3N0eWxlPg0KPHNjcmlwdCBhc3luYyBzcmM9Ii8vcGFnZWFkMi5nb29nbGVzeW5kaWNhdGlvbi5jb20vcGFnZWFkL2pzL2Fkc2J5Z29vZ2xlLmpzIj48L3NjcmlwdD4NCjwhLS0gZXhhbXBsZV9yZXNwb25zaXZlXzIgLS0+DQo8aW5zIGNsYXNzPSJhZHNieWdvb2dsZSBleGFtcGxlX3Jlc3BvbnNpdmVfMiINCiAgICAgc3R5bGU9ImRpc3BsYXk6aW5saW5lLWJsb2NrIg0KICAgICBkYXRhLWFkLWNsaWVudD0iY2EtcHViLTIwNzA4OTAyNTYzMzc3NjUiDQogICAgIGRhdGEtYWQtc2xvdD0iMzM0MDc0OTY4MyI+PC9pbnM+DQo8c2NyaXB0Pg0KKGFkc2J5Z29vZ2xlID0gd2luZG93LmFkc2J5Z29vZ2xlfHwgW10pLnB1c2goe30pOw0KPC9zY3JpcHQ+
PHNjcmlwdCBkYXRhLW91dHN0cmVhbS1pZD0iMTI0OSINCmRhdGEtb3V0c3RyZWFtLWZvcm1hdD0iZnVsbHNjcmVlbiIgZGF0YS1vdXRzdHJlYW0tc2l0ZV9pZD0iU1RCX0Z1bGxzY3JlZW4iIGRhdGEtb3V0c3RyZWFtLWNvbnRlbnRfaWQ9InN0Yi51YSIgc3JjPSIvL3BsYXllci5hZHRlbGxpZ2VudC5jb20vb3V0c3RyZWFtLXVuaXQvMi4xMS9vdXRzdHJlYW0tdW5pdC5taW4uanMiPjwvc2NyaXB0Pg==

Продюсер Джамалы высказался об инциденте с голым задом Седюка

Евровидение 2018

Игорь Тарнопольский – продюсер Джамалы – дал большое интервью сайту Karabas Live о том, что на самом деле происходило за кулисами «Евровидения – 2017» в Киеве. Кроме прочего, Тарнопольский объяснил: как так вышло, что Джамала презентовала новую песню, а вместо музыки все обсуждают голый зад пранкера Виталия Седюка…

Игорь Панасов: Инцидент с голым задом Седюка как-то связан с деталями организации? Ведь охрана явно не справилась с задачей.

Игорь Тарнопольский: Тут надо во всех подробностях описать ситуацию. Я бы разделил причины на два направления.

Первое. Работа продакшна. Речь о людях, которые обслуживают трансляцию прямого эфира. В основном это экспаты, которые не первый год работают на проекте, большинство процессов автоматизировано – монтаж, программирование света, видео. Для того чтобы запрограммировать все правильно и без ошибок, проводится не менее шести прогонов каждого номера, после чего он обсуждается, вносятся правки, и все откладывается до следующего прогона.

16807638_1445140468832193_6165108691272292169_n

Таким образом, во время эфира процессом руководит автопилот, принять решение о переводе в ручной режим нужно быстро и одному человеку. Тут система дала сбой. Не была использована система модерации эфира, хотя официально пишется резервная копия днем ранее. Говорю по-простому: они могли переключить на другую камеру, включить резерв – этого сделано не было.

Смотрите также: Евровидение-2017 – что осталось за кадром? (ФОТО)

Второе. Работа системы безопасности. После случившегося я общался с секьюрити. Была расстановка – 4 человека охраняли пятачок сцены, на котором выступала Джамала с песней «I Believe In U». Командовали охранниками люди, которые рулили эфиром. А так быть не должно. И охранники подчинились: им сказали отойти от сцены, чтобы якобы не мешать эфиру, они и отошли. И так было всякий раз, когда задействовали маленькую сцену посреди фан-зоны. Седюк явно следил за этим и понял: «Ага, тут попуск, значит, я успею сделать все, что мне надо». И сделал.

Как ты решил действовать в этой ситуации?

Мы договорились с представителями EBU и НТКУ, что на следующий день, уже после конкурса, разберем эту ситуацию. Мы пришли с юристом и видим – человек 15 сотрудников НТКУ, начальник охраны. Они внятно объяснили, что изменили расстановку охраны, поскольку такое указание было от сотрудников EBU. Я спрашиваю Грицака: «Значит, EBU берет на себя ответственность?» Он ответил в своем стиле: «Можно и так сказать». Почему в таком случае на встрече не было представителей EBU, я так тогда и не понял.

16807636_1445131445499762_6449339029668695982_n
Понял позже в тот же день, когда встретился с Йон Ола Сандом. Грицак просто не передавал ему нашу просьбу увидеть представителей EBU. Ну, думаю, спасибо. Более того, выступление Джамалы не выкладывали в Youtube в течение следующих полутора суток, сотни тысяч людей не имели возможности увидеть его как раз тогда, когда к конкурсу пик интереса.

Смотрите также: Джамала ответила на извинения Меладзе

И тут выяснилась потрясающая вещь. Йон Ола Санд говорит: «Это все ответственность НТКУ». Я спросил Грицака, который был там же: «Вы берете на себя ответственность?» Ответ был: «Если нужно, то могу». Ок, говорю: «Мы можем об этом открыто рассказывать?» Он: «Вы можете говорить об этом все, что считаете нужным». Я: «Это ваши сотрудники дали установку изменить расстановку охраны?» Он: «Я не хотел бы об этом говорить». Я знаю, почему он не хотел бы об этом говорить. Потому что эти сотрудники на самом-то деле наняты EBU! Так уж получилось: денег им официально заплатить не могли, поэтому вопрос решался через EBU.

Пока не случается голая жопа, никто не хочет в этом разбираться. А вообще-то так все устроено – если делать что-то неправильно, то рано или поздно случится жопа.

Презентовать песню «I Believe In U» на финале «Евровидения» нас убедил Стюарт Барлоу. Попросил не выпускать до этого клип, который мы сняли в Португалии. Все ради того, чтобы сделать премьеру на «Евровидении», как это было годом ранее у Джастина Тимберлейка. «Хорошо»,  — сказали мы.

В итоге мы получили в эфире жопу. И теперь никто не обсуждает песню. Все обсуждают жопу. А я должен выгораживать людей, из-за которых это случилось, и говорить, что у нас нет к ним претензий. Но у меня есть претензии. Была масса способов этого избежать – переключить план, включить бэкап-копию, не менять расстановку охраны. Ни у кого нет ни смелости, ни совести это комментировать.

Что в итоге? Джамала привезла в Украину «Евровидение», и в итоге – номер «Заманили» был в рекламной паузе, на «I Believe In U» была жопа, на красную дорожку ее не пустили, и еще «мы ей заплатили целый миллион гривен из бюджета». Таков итог этого конкурса для Джамалы…

Полное интервью читайте здесь.

Фото: Facebook

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: